Таджикистан

Ситуация с правами человека в Таджикистане в 2021 году (видео)

В этой статье подводится итог с ситуацией с правами человека в Таджикистане в 2021 году. Правительство страны в своих докладах международным правозащитным организациям утверждает, что права человека полностью соблюдаются в Таджикистане. Рассмотрим, насколько это правда, а судить вам.

Ситуация с правами человека в Таджикистане была ясна уже с начала 2021 года, когда 80-летний Дониер Набиев был приговорен к семи годам лишения свободы. Широкий резонанс и озабоченность правозащитных организаций приговором 80-летнего жителя села Гулбутта района Рудаки Дониера Набиева (дедушки Дона) к семи годам лишения свободы в начале этого года в очередной раз продемонстрировало Таджикистан как страну, где грубо нарушаются права человека.

Пожилого мужчину обвинили в том, что он “через третьи страны по системам денежных переводов принимал денежные средства, выделенные спецслужбами определенных стран, и тратил их для распространения экстремистских идей, на покупку, публикацию и распространение экстремистской литературы, для привлечения молодежи в ряды джихадистских групп”. Эти обвинения вызвали волну критики в адрес таджикских властей. При этом ни следственные органы, ни суд не назвали конкретную страну и не представили никаких фактов и доказательств, и, самое худшее, суд над дедушкой Дона проходил за закрытыми дверями. Правозащитная организация Human Rights Watch выразила беспокойство по поводу состояния здоровья осужденного  Дониёра Набиева и призвала власти Таджикистана немедленно освободить его.

Ассоциация мигрантов Центральной Азии, Центр защиты прав человека Таджикистана, Фонд Бузургмехра Ёрова, а также другие эксперты назвали приговор политически мотивированным и призвали к немедленному освобождению Дониера Набиева.

После многочисленных усилий правозащитных организаций и активистов гражданского общества власти были вынуждены освободить 80-летнего Дониера Набиева. Этот экс-член Партии исламского возрождения Таджикистана, который был осужден к 7 годам заключения, вышел на свободу после 4 месяцев заключения.

Десятки случаев нарушений прав человека были зарегистрированы правозащитниками, и международные правозащитные организации и европейские страны в течение 30 лет правления Эмомали Рахмона подвергали ситуацию в Таджикистане резкой критике. Как страна, где систематически нарушаются права человека, Таджикистан всегда признавался одним их худших в международных рейтингах и докладах.

Другим случаем нарушения прав человека в Таджикистане в этом году стало задержание и заключение в тюрьму на 14 лет Махмурода Одинаева, заместителя председателя Социал-демократической партии Таджикистана - единственной официально зарегистрированной оппозиционной партии.

Активисты гражданского общества и правозащитные организации резко осудили решение суда, который приговорил Махмурода Одинаева к 14 годам лишения свободы, одного из его сыновей приговорил к шести годам лишения свободы, а другого его сына оштрафовал на 58 тысяч сомони (5135 долларов). По этой причине, Freedom House сообщила в своем докладе, что на территории Евразии граждане Таджикистана «столкнулись с крупнейшей волной репрессий» и что «правительство консолидирует власть в стране и нацелено на оппозицию за рубежом».

Представляя доклад в Соединенных Штатах в феврале, эта правозащитная организация заявила, что с 2014 года «из 129 зарегистрированных случаев в Евразийском регионе 38 были связаны с Таджикистаном. Это случаи широкомасштабных задержаний, суровых приговоров, насильственных исчезновений и один случай убийства».

28 января Махмурод Одинаев был признан судом района Рудаки виновным в “хулиганстве” и “публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности”.

Самые серьезные нарушения прав человека в Таджикистане наблюдаются в тюрьмах страны. Правозащитникам и международному комитету Красного Креста запрещено посещать тюрьмы в Таджикистане. Отношение надзирателей и администрации колоний к заключенным также оценивается как очень враждебное и грубое.

Одним из примеров нарушений прав человека в тюрьмах Таджикистана был случай с переводом заключенных из тюрьмы №1 города Душанбе в новую тюрьму в Вахдате, где многие осужденные жаловались на нехватку питьевой воды и плохие условия содержания в тюрьмах.

Также двое таджикских политических заключенных Зубайдулло Розик и Рахматулло Раджаб, находящиеся в тюрьме Вахдата, после публикации открытого письма президенту Эмомали Рахмону были помещены в штрафной изолятор (ШИЗО).

Супруга заместителя председателя ПИВТ Мухаммадали Хаита, приговоренного к пожизненному заключению в 2016 году, не смогла воспользоваться своим правом на свидание с мужем. В администрации СИЗО заявили, что ее муж отказался “выходить на дневную прогулку”, и из-за этого ему отказано в праве на свидание с близкими родственниками. Такое наказание не предусмотрено уголовным правом ни одной страны мира. До сих пор ни один из государственных органов не прокомментировал, почему Махмадали Хаиту отказали в свидании с родственниками, которое разрешено лишь раз в полгода через стекло и длится всего полчаса.

Правоохранительные органы Таджикистана все чаще нарушают основные права человека под незначительными предлогами. Как сообщили СМИ, в отношении Нилуфар Раджабовой, дочери члена Верховного президиума ПИВТ Рахматулло Раджаба, приговоренного к 28 годам лишения свободы, возбуждено уголовное дело по о статье 307 (1) часть 2 Уголовного кодекса Таджикистана (публичные призывы к экстремистской деятельности с использованием интернета). Раджабову обвиняют в том, что она дала интервью СМИ за рубежом о безосновательном водворении в ШИЗО ее отца, и за это ей теперь грозит от пяти до десяти лет лишения свободы. Эксперты считают, что подобные обвинения крайне редки и интервью со СМИ ни в одной части мира не считается преступлением, и только в Таджикистане власти установили жесткие нормы ради репрессий в отношении своих граждан.

Очередным примером нарушения прав человека в Таджикистане стало заключение в тюрьму юриста и бывшего судебного исполнителя Садриддинзода Саиднуриддина из Вахшского района. В своем видеообращении, по всей видимости записанном в тюрьме, он просил Эмомали Рахмона вмешаться в его дело и подчеркнул, что он был отправлен в тюрьму правоохранительными и следственными органами по сфабрикованным обвинениям. Существуют еще десятки подобных примеров, однако одной статьи не хватит перечислить их всех.

Также правозащитники критикуют правительство Таджикистана за преследование политических и гражданских активистов, критиков и инакомыслящих за пределами страны. В течение многих лет таджикское правительство в сотрудничестве с коррумпированными российскими правоохранительными органами преследует граждан Таджикистана в этой стране и старается предотвратить их деятельность путем незаконной экстрадиции на родину.

Российские правоохранительные органы в обмен на взятки лишили Иззата Амона российского гражданства и экстрадировали его в Таджикистан. Защитник прав таджикских трудовых мигрантов и глава “Центра таджиков” в России Иззат Амон был экстрадирован в Таджикистан и в марте приговорен к девяти годам лишения свободы. Близкий соратник Иззат Амона Мухаммадхон Эгамов был задержан в Москве по запросу Таджикистана и, вероятно, также будет экстрадирован. Адвокаты Шухрат Кудратов и Бахтиёр Джумаев, которые имеют гражданство России и занимаются защитой прав таджикских мигрантов в России, находятся под угрозой лишения российского гражданства и экстрадиции в Таджикистан.

Другой активист гражданского общества Кадам Исматов, получивший российское гражданство 17 лет назад, был лишен российского гражданства в сентябре.

Правительство Таджикистана преследует критиков и оппозицию за рубежом или оказывает на них давление через находящихся в стране их родственников, чтобы они вернулись на родину и прекратили политическую деятельность. Сам Эмомали Рахмон в своем выступлении в Лахшском районе осенью этого года открыто заявил, что никто не должен вмешиваться в политику и дела государства. Если кто-то будет вмешиваться, то обязательно понесет ответственность.

События 25-28 ноября в Хороге еще раз доказали, что таджикских властей вообще не волнуют права человека, соблюдение закона и их международные обязательства. Применение огнестрельного оружия во время операции по задержанию и стрельба по мирным протестующим является показателем авторитарности и тоталитарности режима. Многие правозащитники считают, что действия властей по отношению к жителям Бадахшана является государственным террором.

Однако Уполномоченный по правам человека в Таджикистане Умед Бобозода 8 декабря принял участие и выступил с докладом на Форуме по правам человека «Юг-Юг 2021», который был организован правительством Китая и проходил в онлайн-формате. В своем выступлении он утверждал, что в этом году права и свободы человека в Таджикистане были соблюдены полностью и в соответствии с международными соглашениями, участником которых является Таджикистан.

Однако что говорят международные правозащитные организации о «полностью» соблюденных правах человека в Таджикистане?

Как страны и правозащитные организации оценили ситуацию с правами человека в Таджикистане?

Государственный департамент США вновь включил Таджикистан в список “стран, вызывающих особую озабоченность”, так как правительство страны причастно к “систематическим, продолжающимся и вопиющим нарушениям в области религиозной свободы”. Начиная с 2016 года, это пятый раз, как Таджикистан включен в список стран, вызывающих особую озабоченность.

Авторы отчета отмечают, что беспокойство правозащитников вызывает политика властей против таких религиозных меньшинств, как, например, представителей салафизма, запрещенного в стране с 2009 года. По мнению комиссии, власти Таджикистана только усугубляют ситуацию. Так, например, действующий закон не дает четкого определению экстремизму, что нередко приводит к произвольным задержаниям.

По данным отчета, с 2017 года в Таджикистане были закрыты 2000 мечетей, а в других мечетях ведется видеонаблюдение. В отчете также отмечается, что члены Партии исламского возрождения (ПИВТ), запрещенной в 2015 году, продолжают подвергаться преследованиям, и что теперь власти подвергают преследованиям их родственников.

В первой половине января Human Rights Watch раскритиковала Таджикистан за “заключение в тюрьму критиков правительства, в том числе активистов оппозиции и журналистов по политически мотивированным делам”.

Авторы ежегодного отчета Freedom House отнесли Таджикистан к группе стран «худшие из худших» в отношении политических и гражданских свобод. В группу из 12 наихудших государств - нарушителей прав человека , помимо Таджикистана, вошли, в частности, Северная Корея, Туркменистан, Сирия, Саудовская Аравия, КНР, Ливия и Сомали.

Таджикистан также занял одно из последних мест в “Индексе демократии”, ежегодно составляемом The Economist Intelligence Unit, 160-е место.

В рейтинге Индекса свободы прессы, составленном организацией «Репортеры без границ», Таджикистан занял 162-е место среди 180 стран.

"Репортеры без границ" включила Таджикистан в число 20 стран, подавляющих свободу прессы, а Эмомали Рахмон был включен в список «врагов свободы» прессы как один из президентов-долгожителей. Таджикистан был назван “одним из худших мест для работы журналистов”.

Британская международная организация “Article 19”  заявила, что аккредитация отдельных журналистов также используется для контроля над СМИ и цензуры репортеров, критикующих правительство. Термин «аккредитация», использованный организацией, означает разрешение на деятельность, выданное властями таджикских журналистам, работающих на иностранные СМИ. Министерство иностранных дел Таджикистана лишает «аккредитации» журналистов Радио Озоди, которые писали критические статьи.

Несколько дней назад Национальная ассоциация независимых СМИ Таджикистана (НАНСМИТ) выразила озабоченность в связи с тем, что таджикским журналистам с каждым годом все сложнее получить информацию от местных властей. Эта организация, занимающаяся защитой прав журналистов, сообщает в своем отчете, что власти «либо не отвечают на запросы журналистов, либо дают ответ, который не содержит запрашиваемых сведений».

С июля по август организация направила в органы власти Таджикистана 58 письменных запросов, 37 из которых остались без ответа. Глава НАНСМИТ Нуриддин Каршибаев заявил СМИ в конце ноября: «Мы обеспокоены тем, что ранее активно сотрудничавшие со СМИ министерства, в том числе МВД Таджикистана, последние месяцы стали игнорировать запросы журналистов. Мы обеспокоены тем, что даже Генеральная прокуратура, осуществляющая надзор за исполнением законов, часто оставляет без ответа официальные письменные запросы СМИ», - говорит Каршибоев.

Теперь, уважаемые читатели, судите сами и делайте выводы, насколько верны утверждения таджикских властей о соблюдении прав и свобод человека в стране.

Хонандагони азиз, лутфан, ҳар хабару гузоришеро, ки мушоҳида мекунед ва ё пешниҳоду суоле доред, метавонед онро ба мо, тариқи почтаи электронӣ, Telegram, WhatsApp, Viber ва Imo ба ин рақам:

Матолиби дигари Таджикистан

Таджикистан

В Таджикистане объявлен день Курбан-Байрам

Таджикистан

Путин отбыл в Ашхабад

Таджикистан

Член Европарламента обратился к Таджикистану

Таджикистан

В Таджикистане задержаны родственники журналистки