ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Павел Латушко: Лукашенко думает использовать афганское направление (видео)

Павел Латушко, белорусский дипломат, оппозиционер, член президиума Координационного совета, руководитель Национального антикризисного управления в интервью Azda TV рассказал, зачем белорусские военные и офицеры КГБ на самом деле прилетали в Таджикистан. Как Лукашенко дальше будет использовать в своих интересах мигрантов из стран Ближнего Востока? Нужна ли стена на границе Беларуси и Польши и когда закончится режим Лукашенко в Беларуси?

Е.М.: Миграционный кризис утих, но не прошел полностью. Некоторые эксперты связывают это с эффективностью санкций ЕС против режима Лукашенко, другие - с эффективностью дипломатических переговоров стран ЕС и Ближнего Востока. Что значит это затишье? Есть ли вероятность того, что Лукашенко сейчас ищет другие пути давления на Евросоюз?

П.Л.: Мы знали об этом сценарии еще в мае месяце. От наших высокопоставленных источников в спецслужбах Беларуси мы получили доступ к утвержденному Лукашенко плану, исходя из которого предполагалось развитие миграционного кризиса через постепенное увеличение давления по линии государственной границы Беларуси с государствами-членами Европейского Союза. Этот сценарий предполагал накопление достаточно большого количества мигрантов на территории Беларуси и нанесение фактически человеческого удара по линии границы. Это мы с вами увидели наиболее ярко в ноябре. Этот план предполагал активную деятельность по направлению Литвы и несколько тысяч мигрантов смогли нелегально пересечь границу. Я информировал министра иностранных дел Латвии, что следующим направлением должна стать Латвия. Как раз последние дни приносят информацию, что наибольшая концентрация мигрантов происходит по направлению на латвийскую границу.

После встреч, которые у меня состоялись недавно в Брюсселе с высшим руководством Евросоюза, есть несколько выводов. Первое и основное: ни у кого нет ни малейших иллюзий, что это искусственно созданный руками режима Лукашенко миграционный кризис. Второе: абсолютно солидарная позиция всех стран ЕС в поддержку Польши, Литвы и Латвии в противодействии этой гибридной агрессии. Исходя из этого было принято решение, как мне кажется запоздалое. В течении часа все партнеры - ЕС, США, Великобритания и Канада - объявили о введении очередного пакета санкций в отношении режима как за ответственность в связи с гибридной агрессией, так и за продолжающиеся нарушение прав человека в Беларуси.

Лукашенко был вынужден отступить. Реально можно говорить, что он сейчас несет тактическое поражение. У него было две цели: обеспечить свою легитимность и прекратить санкционное давление. Но практически все страны ЕС прямо говорят: президента Лукашенко нет. А санкции еще более увеличены. Лукашенко вынужден отступить, но говорить о том, что проблема завершилась, еще рано, потому что Лукашенко думает использовать афганское направление.

Е.М.: Что значит афганское направление?

П.Л.: Мы располагаем данными, что в качестве второго сценария, запасного или усиливающего давление искусственно созданной миграционной волны, планировалось задействовать Афганистан. В конце октября на военной базе в Таджикистане, в военном аэропорте Айни, приземлились два военно-транспортные самолеты министерства обороны Беларуси. В соответствии с легендой, они доставили белорусских военных для участия в совместных операциях с таджикскими военнослужащими в рамках учений по договору о коллективной безопасности. На одном из бортов находилась группа высокопоставленных офицеров ГРУ КГБ и министерства обороны Беларуси. Эта спецгруппа офицеров проработала два вопроса: транзит беженцев и доставка оружия из территории Афганистана. На один из бортов было загружено и доставлено в Беларусь  5-6 ящиков огнестрельного автоматического оружия. Также, по нашим сведениям, летом на одной из военных баз отдела специальных активных мероприятий государственного пограничного комитета Беларуси в Витебской области прошли подготовку две группы - около десяти человек каждая - граждан Ирака и Афганистана. Эти группы, скорее террористической направленности, готовые использовать оружие в случае реализации последней фазы сценария, утвержденного Лукашенко. Последняя фаза сценария предполагает в определенный момент прорыв с использованием оружия в разных частях границы по направлению Польши, Литвы, Латвии. План простой: спровоцировать ситуацию и обвинить в начатой стрельбе и жертвах польских, литовских или латвийских военных, показывая картинку на весь мир, как нарушаются права человека со стороны государств-членов ЕС и НАТО. Будет ли задействована эта последняя фаза сценария, конечно, утверждать я не могу, но то, что она прописана и уже подготовлена - утверждаю.

Е.М.: Почему именно Таджикистан был выбран транзитной страной для доставки оружия и людей из Афганистана в Беларусь, а не другая страна Центральной Азии?

П.Л.: Государственную границу Таджикистана и Афганистана охраняют не только таджикские военные, поэтому возможность коммуникации гораздо шире. Таджикистан входит в договор о коллективной безопасности и это дает дополнительные возможности. Я не склонен утверждать, насколько здесь участвуют власти Таджикистана, потому что такими сведениями не располагаю. Но мы же понимаем, если на один из аэропортов Таджикистана прибывает группа разведчиков КГБ и минобороны Беларуси, этого не могут не знать власти Таджикистана. Более того, ящики с оружием грузили только офицеры звания не ниже подполковника. То есть секретность этой операции обеспечивалась на максимальном уровне.

Е.М.: Можем ли мы предположить, что между правительствами Беларуси и Таджикистана существуют секретные договора, которые регулируют реализацию этой операции?

П.Л.: Исключать этого нельзя. Если это происходит на территории Таджикистана, значит, или таджикские власти не контролируют ситуацию, или они осведомлены о развитии такого сценария. Этот вопрос прежде всего к таджикским властям и партнерам Таджикистана, которые коммуницируют с официальными властями этой страны. Да, еще раз скажу, легенда, что они участвовали - и реально участвовали - в совместных учениях. Но это не единственная цель их прибытия в Таджикистан.

Е.М.: Польша начала строительство стены на границе с Беларусью. Как Вы оцениваете такой шаг?

П.Л.: Для меня, как для бывшего министра культуры, жизнь, здоровье и права человека превыше всего. И говорить спокойно о том, когда на линии границы погибают люди, невозможно. С другой стороны, как дипломат, я понимаю, что любое государство должно защищать свою границу. Но с третьей точки зрения, я считаю, что здесь необходимо концентрировать усилия не на строительстве оградительных линий, а на ликвидации первопричины всей ситуации. Первопричиной является режим, диктатура, система власти, узурпирована Лукашенко. Как бывший посол Беларуси в Польше, я всегда выступал за создание пунктов пропуска, а не строительство каких-то разграничительных линий. Белорусы хотят быть частью общеевропейского пространства. Мы не говорим о вступлении в ЕС или о том, чтобы повернуться спиной к России. Строительство этой стены на границе дает нам демотивирующий сигнал: это что значит, мы уже в другой сфере влияния? Мы уже не воспринимаемся как часть общеевропейского пространства?

Е.М.: Как тогда в ситуации, которая сложилась, Польше и Евросоюзу защищать свои границы?

П.Л.: Как дипломат, я понимаю, что охрана границы для любого государства это приоритет. Каждое государство самостоятельно принимает решения и я не в праве оценивать действия польского правительства, или, например, латвийского, которое планирует строить более мощные системы защиты и укрепления границы. Но как гражданин я хочу, чтобы таких систем не было, чтобы мы развивали отношения, а не строили эти стены. В этой конкретной ситуации власти стран имеют серьезное основание предпринимать действия по охране границ.

Е.М.: Какие еще могут быть способы противодействия режиму Лукашенко?

П.Л.: Мы постоянно говорим европейским и американским партнерам о необходимости выработки стратегии противодействия этому режиму. Наша команда, которую я возглавляю, Народное Антикризисное Управление, говорит о инструментах давления. Давление может быть: политическое, внешнеполитическое, правовое и экономическое. Исходя из этого нами предложена стратегия, которая фактически поддерживается штабом Тихановской и принимается европейскими партнерами.

Первое: непризнание Лукашенко как президента. Мы уже имеем соответствующую резолюцию Европейского парламента от 7 октября этого года. Очень многие правительства сделали публичные заявления, а послы отказались вручать верительные грамоты Лукашенко.

Второе: привлечение Лукашенко и его сообщников к уголовно-правовой ответственности за те преступления, которые совершаются в нашей стране. Это преступления против человечности и акты международного терроризма, прежде всего захват и принудительная посадка гражданского самолета с использованием ВВС в мае этого года. По этому факту возбудили уголовные дела в Латвии, Литве и в Польше. Кроме того, использованием мигрантов в политических целях тоже может трактоваться как терроризм.

Третье: санкции. Те пакеты санкций, которые применялись ранее, за исключением секторальных после захвата самолета, они скорее были, как часто говорят, вилкой по воде: маленькую волну создали, а эффекта не было. Более того, когда санкции растянуты по времени, режим адаптируется и эффективность их падает. Поэтому это должна быть стратегия действий.

Четвертое: внутренняя активность. Мы говорим о подготовке забастовки и подпольном движении. У нас уже созданы подпольные структуры, которые действуют и будут более активными. На земле ничего сделать уже не можем, потому что Лукашенко задерживает каждый день. Только за пятницу (ред. 17 декабря 2021 года) - 15 уголовных приговоров. А до этого Сергей Тихановский и еще пять человек получили сто лет тюрьмы. Ужаснейшая неделя в истории Беларуси.

И, конечно же, План Перамога ("перемога" - "победа" на русском языке), который означает мобилизацию активных людей и их привлечение к активности, когда будет принято политическое решение о важности выхода всем на улицу.

Е.М.: Лукашенко говорит о возможности объединения с Россией. Что будет и будет ли что-то делать оппозиция, чтобы предотвратить это?

П.Л.: Наша цель - изменение ситуации в стране. Человек, захвативший силой и удерживающий власть, используя армию и аппарат подавления,  должен уйти. При этом базой, основой, для нас является независимость и суверенитет нашего государства. Сейчас всем странам-соседям России дан очень четкий сигнал: никто из ее соседей не может чувствовать себя в безопасности. Это касается и Казахстана, и Таджикистана, и других стран. Все находятся в состоянии угрозы. Думаю, что все эти государства уже разрабатывают секретные планы, каким образом искать союзников и аккумулироваться в межгосударственные образования, чтобы как можно дальше держаться от России. Потому что никто не хочет быть поглощенным этим государством. А то, что мы сейчас видим, это угроза поглощения суверенитета нашего государства. Лукашенко не гарант независимости, он таковым никогда и не был. Гарантом независимости может быть только белорусский народ. И если возникнет ситуация реально, мы будем обращаться к белорусам и вводить в действие наш план.

Е.М.: Ваша оценка: сколько еще продержится Лукашенко у власти?

П.Л.: Главный вывод, который мы сделали с прошлого года, звучит по-английски так: no way back to Lukashenko. Это значит, что для него нет возможности вернуться в историю прошлых избирательных кампаний, когда он задерживал, арестовывал, сажал в тюрьмы, торговался и дальше существовал. Внутри страны есть четкое понимание: никто не хочет Лукашенко видеть и белорусы просто презирают его. Он довел страну до такого состояния, что 80-90% ненавидят Лукашенко. Он заасфальтировал этот гнев массовыми репрессиями, но трещины уже пошли. Приговор Тихановскому - 18 лет - это мощная трещина в этом асфальте. С Лукашенко никто не хочет говорить в Европе и США.

На наших глазах идет уничтожение нации и это взорвет ситуацию. Старт был 9 августа 2020 года, когда мы вышли на эту дистанцию. И если начали двигаться, значит мы уже ближе к цели. Я верю, что европейская страна Беларусь в такой ситуации будет недолго, максимум несколько лет.

Хонандагони азиз, лутфан, ҳар хабару гузоришеро, ки мушоҳида мекунед ва ё пешниҳоду суоле доред, метавонед онро ба мо, тариқи почтаи электронӣ, Telegram, WhatsApp, Viber ва Imo ба ин рақам:

Матолиби дигари ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Рахмон поддержал репрессии против протестующих

В Каракалпакстане пострадали сотни протестующих

Осужденные в Кыргызстане доставлены в Таджикистан

В перестрелке погиб таджикский пограничник