19.9 C
Dushanbe

О кадровой политике Таджикистана: кто решает?

В Таджикистане нет прозрачной кадровой политики назначения государственных служащих, считает главный редактор IWPR в Таджикистане Марат Мамадшоев (по материалам Cabar.Asia). По его мнению, особенно важно разработать ясные и верифицируемые критерии оценки эффективности работы государственных служащих.

Практически все кадровые назначения нескольких последних лет в Таджикистане вызывают много вопросов. Например, загадочная отставка всех руководителей силовых органов Хатлонской области, которая произошла в середине января. 

Как сообщили  тогда в пресс-службе президента, “руководители указанных областных, зональных органов, нескольких городов и районов Хатлонской области допустили безответственность в исполнении служебных обязанностей”. Однако по сей день нет конкретных объяснений в чем проявилась безответственность этих руководителей и каким образом все они одновременно были вовлечены в этот процесс «безответственности». 

Состав действующего правительства в основном сформировался в 2020 году, хотя несколько руководителей занимают посты уже больше 10 лет. Кадровые перестановки в правительстве Таджикистана за три последних года сравнительно редки. Но, если они происходят они почти  всегда оставляют вопросы.  

В частности, непонятно, почему в январе 2023 года была отправлена в отставку министр труда, миграции и занятости населения Таджикистана Ширин Амонзода. По оценке влиятельного таджикского издания «Азия-Плюс» Ширин Амонзода, была  одной из самых открытых для диалога с общественностью и прессой чиновником. В сообщении пресс-службы президента лишь говорилось, что Амонзода уволена «в связи с переходом на другую работу».

Последние назначения говорят о том, что на должностях больше шансов удержаться чиновникам, главным достоинством которых является лояльность. Среди действующих министров практически нет медийных лиц. За последние несколько лет ни один из таджикских министров не дал интервью независимым таджикским изданиям. Ежеквартальные конференции давно превратилось в формальность.

Например, обществу не дали ясной информации о причине массового отключения почти всей страны от электричества 1 марта, о том кто из должностных лиц был конкретно виновен в этой ситуации и какие к нему были применены санкции.

Заметим, что государственное агентство “Ховар”, руководители которого являются скорее государственными служащими, а не журналистами, проигнорировало эту чрезвычайную ситуацию и не дало о ней ни одной новости, что также говорит о качестве работы таджикского чиновничества.  

4 марта в отставку был отправлен Сорбон Холмухаммадзода, заместитель министра энергетики и водных ресурсов Таджикистана. В постановлении говорится, что Холмухаммадзода освобожден от занимаемой должности «в связи с переходом на другую работу». Однако, неизвестно есть ли связь между этой отставкой и последними событиями. Особенно с учетом того, что Сорбон Холмухаммадзода был назначен на должность заместителя министра энергетики и водных ресурсов всего полтора года назад и навряд ли является ключевым должностным лицом в этом вопросе.

Налоговая нагрузка на бизнес очень высока. При этом по непонятным причинам ряд государственных предприятий систематически не платит налоги. При этом чиновники в очередной раз озвучивают инициативы по списанию налоговой задолженности государственных предприятий, которая образовалась в силу некомпетентного управления. Десятки тысяч предпринимателей в прошлом году закрыли свой бизнес. Хронической проблемой стал внешнеторговый дефицит, который в 2023 году составил 2,5 раза.  При том, что половину экспорта составляют драгоценные металлы, а другую половину алюминий и сухофрукты.

В экономике существует множество проблем и годами они не решаются.

Среди немногих положительных изменений можно сказать о росте применения интернет- технологий в некоторых госорганах, в частности, в налоговой службе и этот процесс значительно облегчает работу предпринимателям. Есть объективные показатели, которые говорят о малой эффективности работы госаппарата. Не менее важно определить критерии эффективности работы государственного аппарата, поскольку сейчас эти индикаторы совершенно непонятны. Эти критерии должны быть ясными и верифицированными. 

Внутренняя таджикская статистика очень часто вызывает сомнения. Например, данные о сравнительно высоких темпах роста таджикской экономики кажутся неправдоподобными, хотя частично это можно объяснить эффектом низкой базы.

Суммируя вышеизложенное, получается:

Нет ясной кадровой политики, неизвестно по каким критериям выбирают кандидаты на государственные должности и существует ли конкурсный отбор;

Фактически нет системы подготовки новых кадров и нет кадрового резерва; Нет делегирования полномочий, нет практики коллегиального принятия решений. Большинство решений принимаются узким кругом и доводится до подчиненных. Инициатива, как минимум, не поощряется, а зачастую наказуема. Еще один негативный результат такой политики в том, что местное самоуправление не развивается;

Нет института репутации, чиновники не ощущают личной ответственности. Случаи, когда чиновники подают в отставку за провалы чрезвычайно редки;

Нет постоянного медийного сопровождения своей работы. Очень важно, чтобы общество понимало о том, что происходит в коридорах власти и что там (не) делается.

Поделиться:

Популярный

Похожие темы
Больше похоже на это

Задержанный итальянской полицией предполагаемый боевик ИГ оказался таджикским гражданином

Полиция Италии 8 апреля опубликовала видео, на котором сотрудники...

 Талибы задержали двух граждан Таджикистана

Афганское издание Al Mirsaad опубликовало видео допроса двух таджикских...

Жена таджикского оппозиционера обратилась с письмом к властям Литвы

Как сообщает Радио Озоди, супруга беженца и политического активиста...

Подробности ареста Сулаймона Давлатова

Адвокат таджикского политического активитса Сулаймона Давлатова сообщил подробности его ареста. В...