25.9 C
Dushanbe

Коммуникации властей со СМИ в Таджикистане

Некоторых таджикских чиновников не волнует критика народа. Не только в обычные дни, но даже на пресс-конференциях они не отвечают на вопросы и не реагируют на критические статьи, на которые по указу президента просто обязаны реагировать, отмечается в докладе агентства «Азия-Плюс».

Что говорит законодательство страны?

Согласно указу № 622 президента Таджикистана «О реагировании должностных лиц на критические и аналитические материалы средств массовой информации», государственные должностные лица обязаны реагировать на критические и аналитические статьи СМИ, которые имеют непосредственное отношение к руководимому ими учреждению. Также в стране действует распоряжение президента о проведении пресс-конференций (дважды в год), согласно которому официальные государственные учреждения должны предоставлять информацию о своей деятельности, а первые руководители структур должны отвечать на вопросы журналистов. Наряду с этим в стране также приняты законы «О периодической печати и других средствах массовой информации» и «Об информации», на основании которых журналисты имеют право на своевременное получение и распространение разрешенной законодательством необходимой информации из государственных ведомств.

За несоблюдение этих законов предусмотрено наказание. Однако на практике ни одно учреждение или должностное лицо не было наказано за отказ от предоставления информации журналистам. Возможно, именно в этом причина того, что некоторые таджикские чиновники не обращают внимания на критику, ведут себя грубо по отношению к журналистам, не отвечают на их вопросы; руководители не приходят на встречи, не отвечают даже на письменные запросы, а если и отвечают, то намного позже установленного срока или не полностью. 

Бизнесмен Бег Сабур

Одним из таджикских чиновников, которого совершенно не волнует критика, является Бег Сабур, глава Службы связи. Хотя его работа уже много лет подвергается критике со стороны журналистов, общества и международных институтов, он никогда не реагировал на эту критику. Как глава Службы связи последний раз он присутствовал на пресс-конференции этого ведомства в 2012 году. Тогда Бег Сабур (на тот момент Зухуров – ред.) заявил, что причиной отсутствия телефонной связи в ГБАО стала «пуля охотника из Вахдата, перерезавшая телефонный провод». Его слова вызвали не только недоумение, но и волну критики со стороны пользователей. Группа активистов соцсетей принесли тогда к офису Сабура несколько метров провода, чтобы он  восстановил связь…

В марте 2019 года таджикский журналист Якуб Халимов доказал, что Бег Сабур, работая в своей госконторе как чиновник, занимался продажей домов. После публикации расследования ни от него, ни от других ведомств не последовало никакой реакции. И это несмотря на то, что, согласно законодательству, государственное должностное лицо в Таджикистане не имеет права заниматься предпринимательской деятельностью. За низкое качество и дороговизну Интернета Служба связи много лет подвергается критике со стороны журналистов и гражданского общества. Даже Эмомали Рахмон, президент Таджикистана, в своем ежегодном послании (в 2022 году) раскритиковал качество Интернета и его цену.  Однако ситуация особо не меняется. Хоть в Службе связи и заявляют, что выполнили какие-то работы для исправления проблемы, жалобы не прекращаются.

Раньше у этого ведомства не было пресс-службы, по крайней мере, мы о ней ничего не знали, но после недавней критики со стороны руководства страны, этот отдел начал активную работу и иногда реагирует на новости и сообщения журналистов. Но, кажется, что вся эта работа так и осталась на уровне пропаганды. Также не следует забывать, что Бег Сабур по-прежнему отсутствует на пресс-конференциях, а цена и качество Интернета в стране по факту не улучшились.

Вопросы вместо ответов в МВД

Министр внутренних дел Рамазон Рахимзода – один из немногих таджикских чиновников, который, хотя и старается отвечать на все вопросы журналистов на пресс-конференциях, однако не всегда отвечает на вопросы подробно, а также не очень профессионально взаимодействует с журналистами. На пресс-конференциях он иногда отвечает вопросом на вопрос, требует назвать источник информации, а когда журналисты предоставляют доказательства, отвергает или игнорирует их.

На последней встрече, когда корреспондент Радио Озоди спросил о существовании списка гомосексуалистов, Рахимзода нервно опроверг это и спросил корреспондента: «Может быть там было ваше имя (список гомосексуалистов —  ред.)? Возможно, произошла ошибка?». Хотя пресс-служба этого учреждения и работает, но нередко по вопросам, которые представляют большой общественный интерес или являются неотложными, они своевременно не предоставляют необходимую информацию. 

От журналистов требуют письменные запросы, но получив его, оперативно не отвечают или не отвечают вообще. Особенно, если это касается таких тем, как борьба с терроризмом и экстремизмом, аресты подозреваемых и преступников за рубежом. В частности, «Азия-Плюс» не получила ответов на запросы: № 25/1 от 27 марта этого года — по поводу получения более подробной информации о личности подозреваемых в теракте в «Крокус Сити Холле»; № 2 от 8 января 2024 года — о способе взимания штрафов за нарушения ПДД и 15 марта текущего года (№ 22) — о проведении интервью с человеком, который вернулся с войны в Сирии и Ираке. «Азия-Плюс» не получила даже ответа на одно из своих писем по делу Шухрата Исматуллоева, которое 29 сентября 2023 года за № 71 было направлено в МВД. 

Генпрокуратура отвечает только письменно и долго

Генеральный прокурор Таджикистана Юсуф Рахмон хотя и участвует в пресс-конференциях, но не всегда дает полные ответы на вопросы журналистов, а иногда довольствуется только фразой — «расследование продолжается». Именно поэтому пресс-конференции этого ведомства обычно продолжаются от 15 до 30 минут. Пресс-центр этого ведомства также не очень активен. На абсолютно все обращения журналистов «Азия-Плюс» с просьбой предоставить информацию, там отвечают: «Отправьте официальное письмо». Как правило ответы от Генпрокуратуры мы получаем, но происходит это уже когда информация теряет всякую актуальность. Иногда спустя месяц…

Официальной реакции на облавы нет

Министр обороны Шерали Мирзо также не реагирует на критические материалы или информацию, связанную с его ведомством. В частности, ежегодно в ходе призывной кампании в армию в СМИ широко освещаются жалобы на облавы. В социальных сетях, а также СМИ публикуются много фотографий и видеороликов. Однако Минобороны страны, в частности сам министр, не реагирует на эти сообщения. Нет публичной реакции ведомства и его главы и на факты дедовщины, неблагоприятных условий в воинских частях и даже гибели солдат. Пресс-центр этого учреждения не особо активен и зачастую для комментариев по актуальным вопросам, в частности во время призывной кампании, становится недоступным.

Когда подчиненные не слушаются министра

Министр транспорта Азим Иброхим иногда не только сам не предоставляет информацию на пресс-конференциях, но и когда поручает сделать это своим подчиненным, они не слушают его. По запросу министерства дважды было отправлено официальное письмо, но ответа не последовало. А на двух последних пресс-конференциях журналисты «Азия-Плюс» лично попросили Азима Иброхима дать ответ — в обоих случаях он поручил одному из своих подчиненных ответить на наш запрос, но и тот проигнорировал поручение.

«Лимит» на электроэнергию, который никто не признает

Лимит на электроэнергию является одной из актуальных многолетних проблем Таджикистана. Дело тут, конечно, не в руководстве отдельно взятых чиновников, — это системная история. Но кто бы ни был в руководстве отрасли – в Минэнерго, «Барки Точик» – на критику у них тоже, видимо, иммунитет. Ежегодно, когда в стране вводится ограничение на подачу электроэнергии, журналисты просят дать для начала информацию о причине лимита, после – график подачи. Ни на первый, ни на второй запрос мы ответ, как правило, не получаем. Как показывает практика, лишь спустя два месяца после фактического введения лимита «Барки Тоджик» публикует пресс-релиз, но заявленный режим этой компании не соответствует реальному режиму «лимита» электроэнергии. Несколько лет назад энергохолдинг объявил, что компания «Барки Точик» разделена на три отдельных подразделения и вопросом обеспечения населения электроэнергией занимаются «Распределительные электрические сети», которую возглавляет экспат — гражданин Индии.

На последней пресс-конференции в феврале этого года это подразделение не дало полного ответа по поводу «лимита» электроэнергии, вместо этого организация переложила ответственность на плечи энергохолдинга. Отметим, что в этих двух подразделениях не только невозможно получить информацию об электроэнергии, но они также не отвечают на вопросы, касающиеся подачи тепла в дома жителей, хотя ответственны за контроль и регулирование работы ТЭЦ. Пресс-служба «Барки Точик» одна из самых закрытых в республике.

ГКНБ и Погранвойска работают только с «Ховаром»

Еще несколько лет назад пресс-центр Госкомитета национальной безопасности был активным, но сейчас он полностью прекратил контакты с журналистами, особенно независимыми, и даже не отвечает на официальные запросы. В частности, 1 апреля этого года (№ запроса 28/2) «Азия-Плюс» с несколькими вопросами обратилась к председателю ГКНБ по поводу личности подозреваемых в нападении на «Крокус Сити Холл», но спустя два месяца так и не получила никакого ответа.

Следует отметить, что государственное информационное агентство «Ховар» время от времени от имени пресс-центра ГКНБ публикует заявления на ту или иную тему. Пресс-служба Пограничных войск Госкомитета еще несколько лет назад активно действовала, а теперь не отвечает на вопросы журналистов. Отметим тут очевидную важность работы именно этого пресс-центра, учитывая сложную ситуацию на границе с Афганистаном и приграничные конфликты между Таджикистаном и Кыргызстаном в последние годы.

Всегда готовый ответ посольства Таджикистана в России

Особо следует отметить деятельность посольства Таджикистана в России. Поскольку число граждан РТ в РФ превышает миллион и практически каждый день со всех уголков этой страны в СМИ публикуется информация о каких-то событиях с участием таджиков, важность работы пресс-службы диппредставительства становится очевидной. Некоторые из этих событий широко обсуждаются в обществе, в таких случаях первое ведомство, к которому обращаются СМИ за комментариями, является посольство, однако реакция диппредставительства во всех случаях одинакова — «Посольство находится в курсе расследования инцидента, оно находится под контролем и отслеживается». После инцидент тут же забывается, по крайней мере, ни о каких рузультатах «контроля» и «отслеживания» не сообщается. Некоторое время назад «Азия-Плюс» опубликовала статью «Для кого работает посольство Таджикистана в России?» по поводу бездействия этого ведомства в части работы со СМИ. Но и на эту критику таджикские дипломаты и МИД страны не посчитали нужным отреагировать.

Пишите письма…

В мэрии Душанбе в последнее время не отвечают на вопросы журналистов, под предлогом занятости пресс-центр не берет трубки, журналисты не могут даже лично застать пресс-секретаря на месте работы в течение многих дней. В частности, «Азия-Плюс» 22 мая 2024 года после неоднократных обращений отправила запрос (за № 37) в мэрию по поводу сноса здания гостиницы «Вахш», но ответа до сих пор не получила. Также 23 октября 2023 года было направлено письмо в связи с подключением новых зданий к ТЭЦ — нет ответа по сей день и на этот простой вопрос.

Верховный суд Таджикистана кажется активным, однако без официального письма тут тоже не отвечают на вопросы журналистов. При этом ответы поступают несвоевременно или же они не содержат необходимой информации. В частности, 19 апреля 2024 года (запрос № 24) «Азия-Плюс» направила запрос в адрес  председателя Верховного суда с просьбой дать подробности дела об убийстве Шухрата Исматуллоева, бывшего зампреда «Ориёнбанка». Однако по прошествии 1,5 месяцев ответ все еще не предоставлен. Некоторые высокопоставленные чиновники позволяют себе делать нелепые замечания за внешний вид журналистов. Например, на одной из пресс-конференций Комитета по телевидению и радиовещанию некоторых журналистов с бородами не пустили в зал и даже попросили их сбрить… Министр юстиции Музаффар Ашуриён на пресс-конференции в феврале 2023 года потребовал от журналистов «для участия в пресс-конференциях явиться в официальной и полуофициальной одежде».

… Следует отметить, что в январе 2023 года «Азия-Плюс» опубликовала статью «Пишите письма. Кто они — самые закрытые ведомства Таджикистана?», в которой мы проанализировали уровень доступа к информации в официальных ведомствах. 

В 2022 году из 46 журналистских запросов, направленных «Азия-Плюс» в министерства и ведомства, были даны ответы только на 12. И те не в сроки, предусмотренные законодательством, а по прошествии месяца и более времени. Таким образом, мы делаем вывод, что некоторые таджикские чиновники не только не обращают внимания на критику, но и не уважают законы страны. И им за это ничего не бывает.

Поделиться:

Популярный

Похожие темы
Больше похоже на это

Реакция главы Национального альянса об аресте бывшего председателя Демпартии РТ

Национальный альянс опроверг какие-либо переговоры с Саидджафаром Усмонзода по поводу...

Судебная система Таджикистана: краткий обзор на фоне отставок

В Таджикистане судей снимают молча, даже когда увольняют за...

Россия продолжает языковую экспансию в Таджикистане

Министерство просвещения РФ в сотрудничестве с издательством «Просвещение» объявило...

Арестован бывший председатель Демократической партии Таджикистана

Саидджафар Усмонзода, депутат парламента и бывший председатель Демократической партии...