23.9 C
Dushanbe

Как и кто нарушает права человека в Таджикистане?

Свобода мысли и подавление протестов в Хороге

В этом году первый случай нарушения прав человека был зафиксирован в Горно-Бадахшанской автономной области. Так как здесь жители подвергались давлению с ноября 2021 года, когда после убийства уроженца Рошткалинского района Гульбиддина Зиёбекова жители устроили акцию протеста. Тогда несколько школьных учителей сообщили неправительственным изданиям, что их заставляют выступать по местному телеканалу «ТВ Бадахшон» и зачитывать заранее подготовленные тексты против протестующих. В частности, Наргис Джонмирзоева и Азиза Карачабекова рассказали:“Нас вызвали туда, чтобы мы дали характеристику одному из наших преподавателей. Но когда мы пришли, сотрудники отдела по делам несовершеннолетних Майсара Азизбекова и некий Шоимардонов стали оказывать на нас давление и заставлять зачитывать их текст перед камерами”.

Можно сказать, что первый протест на тему нарушений прав человека в Таджикистане прозвучал от Human Rights Watch в связи с событиями в Хоруге осенью 2021 года. 7 февраля 2022 года организация призвала власти Таджикистан обнародовать место содержания под стражей Амриддина Аловатшоева, проживающего в России уроженца Бадахшана, который присоединился к протестующим в России после массовых демонстраций в Бадахшане осенью 2021 года.

Также организация призвала официальные власти «немедленно восстановить в Горно-Бадахшанской автономной области доступ в интернет, который был заблокирован 25 ноября 2021 года на фоне масштабных протестов». Эксперты этой международной организации считали, что отключение связи в Горном Бадахшане не только нарушает право на свободное выражение мнений, но и создает проблемы и даже риски для всего населения.

Амриддин Аловатшоев был задержан 11 января этого года в российском  Белгороде, и экстрадирован в Таджикистан. В связи с этим Генеральная прокуратура Таджикистана 2 февраля сообщила, что «его экстрадировали» власти России. Однако МВД утверждало, что он «сам добровольно вернулся» на родину.

В течение двух недель, когда он пропал без вести, дело стало громким и резонансным, но все это время власти отрицали его экстрадицию в Таджикистан. Всего в результате протестов в ГБАО за решетку было отправлено 77 человек. Власти подтвердили экстрадицию Амриддина Аловатшоева в Таджикистан в начале февраля. Доступ к интернету в Горно-Бадахшанской автономной области был восстановлен спустя четыре месяца после отключения, 21 марта 2022 года.

Второй протест о нарушении прав человека в Таджикистане прозвучал в марте. Ровно через месяц после заявления Human Rights Watch, 7 марта этого года Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет раскритиковала таджикские власти за «продолжающуюся практику подавления политического инакомыслия» и «создание атмосферы страха и репрессий» в Горно-Бадахшанской автономной области.

Она заявила: «В Таджикистане продолжаются репрессии против оппозиции. Все большее число участников оппозиционных групп приговариваются к длительным срокам тюремного заключения. Происходит это в ходе судебных процессов, которые не соответствуют стандартам надлежащей правовой процедуры».

Однако народные протесты в Хороге не закончились, и в мае жители вновь устроили мирные акции протеста на центральной площади, требуя справедливости. Между тем, 20 мая специальный докладчик Организации Объединенных Наций по делам меньшинств Фернан де Варенн призвал прекратить репрессии против представителей памирского меньшинства в Горно-Бадахшанской автономной области.

В июне 2022 года президент Эмомали Рахмон признался, что он лично «поручил ликвировать вооруженных боевиков», организаторов этих протестов.

В стране продолжалось подавление оппозиции и инакомыслящих. Власти отвечали на протесты задержаниями и давлением на активистов в ГБАО, и задержания активистов в связи с этим продолжаются до сих пор.

Пока готовился этот материал, в прессе появилась информация, что Тохир Абдолбеков, бывший начальник управления жилищно-коммунального хозяйства Хоруга был задержан. Власти подозревают его “в оказании материальной помощи участникам акций протеста”.

Другим фактом в этой связи является помещение таджикского осужденного адвоката Бузургмехра Ёрова в штрафной изолятор. Его наказали за то, что в День президента Республики Таджикистан, он спорил с администрацией тюрьмы о роли президента в обществе и его высказывания не понравились администрации.

Ограничение доступа к информации

После того, как протесты продолжились и набрали серьезные обороты, таджикские власти предупредили независимые издания, чтобы они воздерживались от освещения событий в Бадахшане. 17 мая этого года, неизвестные напали на корреспондентов Радио Озоди и Настоящее время после их интервью с Ульфатхоним Мамадшоевой и отобрали у них телефоны и видеокамеры. По этой причине Президент медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джейми Флай в письме президенту Таджикистана Эмомали Рахмону выразил свой протест.

«Нападениям подверглись корреспонденты Радио Озоди и ТВ «Настоящее время», а также члены их семей, у них были изъяты электронные устройства, которыми они пользовались в своей профессиональной деятельности (и при этом власти не проявляют никакого желания расследовать или привлекать к ответственности виновных в этих инцидентах). Работники Радио Озоди подвергаются онлайн и словесным оскорблениям, краткосрочным задержаниям и угрозам ареста без всякой причины», — написал Джейми Флай.

Таким образом, доступ к информации в Таджикистане блокируется любыми способами. Для получения информации от властей, они требуют обратиться с письмом или открыто заявляют, что не будут беседовать с неправительственными СМИ. Задержание восьми блогеров и журналистов в 2022 году еще более осложнило ситуацию. Сегодня даже эксперты воздерживаются от беседы с прессой и не хотят делиться своими мнениями.

Саъдулло Каюмзода, адвокат осужденного на 10 лет журналиста Далери Имомали сообщил, что 22 ноября 2022 года суд района Шохмансур должен передать все материалы уголовного дела в суд города Душанбе. По словам адвоката, спустя неделю суд Душанбе должен был назначить дату рассмотрения кассационной жалобы.

22 ноября Абдурахмон Шарифов, адвокат приговоренного к 7,5 годам лишения свободы журналиста Абдулло Гурбати также сообщил, что “на этой неделе материала уголовного дела должны быть переданы в городской суд”.

Сами осужденные и их родственники надеялись, что суд города Душанбе смягчит им приговор и снизит срок. Однако, к сожалению, недавно суд города Душанбе не принял во внимание жалобы журналистов и оставил без изменений решение суда района Шохмансур. Теперь приговор суда района Шохмансур вступил в силу, так как журналисты уже этапированы в колонию. Во многих случаях журналисты жаловались на отсутствие доступа к информации. Например, чиновники высшего ранга не участвуют на пресс-конференциях. А если и участвуют, то не отвечают на важные вопросы.

После инцидентов на таджикско-кыргызской границе Радио Озоди подняло этот вопрос. “Журналисты в Таджикистане говорят, что власти призвали их освещать приграничные инциденты в интересах страны, но взамен они не предоставляют информацию или факты”, — отмечалось в сообщении.

Журналист и эксперт Раджаби Мирзо считает, что иногда правительство или близкие к нему группы пытаются обвинить наших коллег в том, что они не присоединяются к «информационной войне». Этим они хотят снять с себя ответственность. Вероятно, в Таджикистане еще не понимают «обработку информации», которая является одной из важных составляющих мировой политики. Иначе у нас много возможностей”.

Блокировка сайтов Радио Озоди, Azda TV, Паём.нет и «Бомдод», которые предоставляют общественности альтернативные новости, является еще одной способом ограничения доступа к информации, который практикуется правительством Таджикистана.

Свобода вероисповедания

В таких случаях местные органы государственной власти обычно начинают насильно снимать платки с женщин и сбривать бороды мужчинам под предлогом того, что «приказ был сверху». Неважно, каких убеждений придерживаются женщины в платках или мужчины с бородой, являются ли они членами какой-либо партии или движения или нет.

В ежегодном американском докладе о свободе вероисповедания в Таджикистане говорится: «В ходе восьмых ежегодных двусторонних консультаций между США и Таджикистаном, состоявшихся 1 июля в Вашингтоне, округ Колумбия, официальные лица двух стран обсудили возможности продвижения свободы вероисповедания, а официальные лица США призвали таджикское правительство ослабить религиозные ограничения, не запрещать детям участвовать в религиозных церемониях, зарегистрировать организации национальных меньшинств, не запрещать желающим мусульманам носить бороды и хиджабы, и освободить задержанных последователей Свидетелей Иеговы Шамиля Хакимова и Рустамжона Норова».

Но судя по всему, ни одно из этих предложений таджикскими властями учтено не было. В июне этого года парламент внес изменения в закон Таджикистана «О свободе совести и религиозных объединениях».

Новые поправки сделали невозможным для ряда лиц стать священнослужителями. 28 июня Муджибахон Джавхари, депутат парламента Таджикистана и один из авторов этого закона, заявила: «В список включены граждане, нарушившие закон против половой неприкосновенности и половой свободы личности, лица, совершившие террористические и экстремистские преступления, а также иные тяжкие и особо тяжкие преступления, не могут быть учредителями или членами религиозных объединений».

Среди других ограничений в том числе в Душанбе были закрыты все магазины, продающие религиозную литературу. Как сообщает Радио Озоди, власти эти действия никак не прокомментировали.

В сентябре этого года политзаключенный Зубайдулло Розик, член верховного президиума Партии исламского возрождения Таджикистана, был помещен в штрафной изолятор в качестве наказания лишь за то, что в его камере были обнаружены Коран и книги хадисов. Пожилой мужчина провел в штрафном изоляторе несколько дней.

17 ноября на Радио Озоди сообщил о новых рейдах против женских хиджабов и мужских бород под предлогом «пропаганды национальной одежды».

Пыткы

Пытки в местах заключения — один из самых распространенных способов заставить задержанных признать свою вину. Об этом свидетельствует полное горечи и страданий письмо задержанного журналиста Абдусаттора Пирмухаммадзода, которое недавно было обнародовано. В своем письме он писал: «Восемь-десять дней пыток, полная изоляция, угрозы и оскорбления в адрес моей семьи заставили меня взять на себя преступление, которого не совершал. Я под физическим давлением прочитал на камеру подготовленный сотрудниками УБОП МВД Таджикистана текст о якобы постоянном контакте с лидером оппозиции Мухиддином Кабири и подготовке вместе с ним революции в Таджикистане».

После Пирмухаммадзода на свидании с родственниками сообщил, что его пытали за то, что он написал это письмо.

В этом году власти Таджикистана сообщили, что за пять лет к ним поступило 40 обращений о пытках в местах лишения свободы, 5 из которых получены за шесть месяцев 2022 года.

Насилие в семье и жертвы приграничных конфликтов

В июле этого года сообщалось, что в Кушониёнском районе Хатлонской области 47-летняя женщина ушла из дома из-за насилия в семье. Женщина сообщила, что подверглась насилию со стороны мужа из-за того, что не родила сына. 47-летняя Гулрафтор Нозимова, жительница Кушониёнского района, говорит, что насилие в семье разрушило ее жизнь и расшатало психику ее детей. По ее словам, 16 лет она терпела издевательства мужа в надежде, что однажды он изменится, но этого не произошло.

За последний год в Хатлонской области зафиксировано 100 фактов домашнего насилия, причем в основном женщины подвергались физическому, психическому, а иногда и сексуальному насилию.

Курбоной Холова, работающая в организации по защите прав женщин, говорит, что одной из главных причин распада семьи является насилие в отношении женщин. Органы милиции города Душанбе оштрафовали жителя столичного района Фирдавси за избиение своего ребенка. Административное наказание было назначено 47-летнему Зикриё Одинаеву после того, как в социальных сетях было опубликовано видео избиения мужчиной малолетнего ребенка.

Пользователи социальных сетей осудили его поведение и призвали власти привлечь Одинаева к ответственности. Сам мужчина позже в своем видеообращении попросил прощения у всех за свое неподобающее поведение и пообещал, что больше такого не повторится.

За последний год в Таджикистане за жестокое обращение с детьми задержано более пятидесяти человек, некоторые приговорены к лишению свободы, некоторые — административным штрафам. Власти Таджикистана объясняют их поведение безответственностью. Другие видят во всем этом последствия социальных проблем, в том числе безработицу и бедность

В  ряде случаев насилие в семье может привести к самоубийству женщин, особенно невесток. В августе 2022 года прокуратура Согдийской области обвинила свекровь и других членов семьи мужа в гибели 27-летней женщины. 29 июня Санъат Гаффорова, жительница сельского джамоата Дадобой Холматов Бободжон Гафуровского района, бросилась с двумя малолетними детьми в реку Сырдарья. Прокурор Согдийской области Фуркат Ходжазода на пресс-конференции объяснил журналистам причину самоубийства женщины с двумя детьми. По его словам, в отношении свекрови этой женщины Махбубы Саидолимовой и других родственников ее мужа возбуждено уголовное дело по статье 109 «доведение до самоубийства» уголовного кодекса Таджикистана. При этом Махбуба Саидолимова, свекровь Санъат Гаффоровой, заявила, что последние восемь месяцев не разговаривала с невесткой. “Она почти не здоровалась со мной. Иногда привозила детей, чтобы я посидела с ними. Виновной в ее смерти себя не считаю», — заявила она.

В августе сотрудники милиции Раштского района задержали Султона Абдувохида, жителя села Ходжаали, жена которого бросилась в реку Сорбог. 5 августа 23-летняя Махинаи Холахмад, жительница села Ходжаали, жена Султона бросилась с моста в реку Сорбог.

«После того, как муж заявил о разводе с ней, свекровь силой забрала у невестки девятимесячного малыша. Молодая женщина вышла на улицу и с мобильного телефона соседа позвонила отцу и сообщила о произошедшем. Однако отец, не вникая в суть, и для того, чтобы сохранить молодую семью, запретил дочери возвращаться в отчий дом. После этого Махина пошла и бросилась с моста в реку Сорбог», — рассказал житель села Ходжаали Раштского района.

Семья ее мужа заявила, что она покончила жизнь самоубийством после развода. Мать Махины говорит, что родственники мужа мучили ее.

1 ноября Суд Файзободского района приговорил местную жительницу Бибикалон Назирову к семи годам колонии. Суд признал ее виновным в доведении до самоубийства своей невесты Манораи Абдулфаттох, умершей в июне 2021 года от 26 ножевых ранений. Бибикалон Назирова была признана виновной по части 2 статьи 109 УК Таджикистана и приговорена к 7 годам лишения свободы.

Приграничные конфликты

Ежегодно в приграничных конфликтах на таджикско-кыргызской границе погибают десятки жителей страны. Самый масштабный и кровопролитный конфликт за всю историю таджикско-кыргызских конфликтов на границе произошел в сентябре этого года, в котором Кыргызстан применил беспилотники.

Согласно официальным данным таджикских властей, в конфликте погибли 50 человек, однако Радио Озоди составило список 83 погибших граждан Таджикистана, 31 из которых — мирные жители. Четверо из них – дети трех, пяти, шести и восьми лет.

Мунаввархон Махмудова, 62-летняя жительница джамоата Чилгази города Исфара в Таджикистане считается самой пожилой из погибших мирных жителей в результате конфликта на таджикско-кыргызской границе. В результате этого конфликта ранения получили более 200 человек.

Таковой была ситуация с правами человека в Таджикистане 2022 году.

Поделиться:

Популярный

Похожие темы
Больше похоже на это

Очередная встреча топографов Таджикистана и Кыргызстана в Гулистоне

Как сообщает Sputnik Таджикистан, в Согдийской области прошла встреча представителей...

Из Польши депортирован гражданин Таджикистана по обвинению в терроризме

Как сообщил на своей странице в Х (бывший Твиттер)...

Центральная Азия – бастион «консолидированного» авторитаризма

Международная организация Freedom House в своем отчете отмечает, что...

S&P Global Ratings назвало главные проблемы исламского банкинга в Центральной Азии

Это, в частности, неразвитость финансового посредничества, низкая финансовая грамотность,...